Британский ученый

Британский ученыйКак представляется, это уже область семиотического, или знакового, метода познания. Сама особенность «знаковых моделей»— отражать сходство с объектом «…не со стороны физических свойств, а со стороны своего „значения» — как раз и говорит о том, что в данном случае мы имеем дело с семиотической ситуацией. Сходство с объектом здесь чисто условно.

Семиотический метод. Этот метод в совокупности с другими оказался действенным в ситуациях 1, когда исследователь работает с частями объектов. Кроме классических работ М. М. Герасимова, в этом направлении больших успехов достигли британский ученый Р. Нив, восстановивший внешность отца Александра Македонского — Филиппа II, а также представители чешской школы, сумевшие воссоздать облик Яна Жижки. С помощью семиотического метода исследуются многие скрытые процессы. Ограничимся одним лишь примером: астрономы изучают галактику по свету звезд, это дает представление о массе галактики, расстоянии, на котором находятся звезды, температуре небесных тел и т. п.

Следует оговориться, что перечень приводимых методов заведомо не полон. Нужды познания обусловливают постоянное обогащение науки новыми методами, что и происходит на современном этапе. Процесс разработки научных методов познания достаточно активно развивается.

Объекты философского анализа также не даны исследова — телю-философу непосредственно, поскольку объект философии умопостигаем, но не воспринимаем чувственно. Поэтому для философа рефлексия является единственной формой данности объекта исследования.

В последнее время термин «рефлексия» становится все более модным, и есть опасность, что исследования, как это часто случается, будут концентрироваться не столько вокруг реальных проблем, сколько вокруг модного слова. Эго плохо, ибо термин «рефлексия» сам по себе, взятый во всей его всеобщности, не выделяет никакого специфического предмета изучения. Можно даже сказать, что он почти совпадает с термином «познание». Правда, говоря о рефлексии, обычно подчеркивают, что речь идет не о познании, а о самопознании, об осознании человеком самого себя и закономерностей своей деятельности. Это так, но можно ли провести резкую границу между описанием объекта и описанием деятельности с объектом, между знанием о мире и знанием возможностей и границ человеческой деятельности? Мы полагаем, что нельзя.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: